.Q-q
лампочка не погаснет
Не прошло и полугода, вернее,всего-то полгода и прошло, а я уже начинаю понимать, как эта работа способна уродовать. В каком-то особенно грустном смысле. Далеко не сразу, естественно.
И отчего так много блестящих светло-карих глаз, в которых, прежде всего, растерянность, и мне она так и нравится.
Да, растерянность - замечательное чувство.

Смотришь в окно автобуса на дорогу и слышишь лишь слабый зов ночи, видишь робкие серые полосы над горизонтом и сам становишься растерян, разваливаешься по пути, как распущенная копна соломы.
Навсегда остаешься где-то на трассе, на каждой из тех, по которой ехал когда-то, во всех частях нашей необъятной. Это удобно. В любой момент времени всегда можно обнаружить себя где-то "там".

Скорей бы уже водить настолько уверенно, чтобы самому гнать себя туда, куда захочется, мимо шелковой травы и блеклых заборов деревенских кладбищ. В бардо солнечно-голубого сна.
Как сладко, хоть и едва уловимо пахнет приближающимся летом.


Лицо Бикса, поблескивавшее, покрытое подтеками крови, казалось одичалым. Они вопили, и внезапно совершилось невидимое событие. Мощный дуговой разряд любви соединил их, потрескивая. Билли умолк. Он стоял онемелый, испуганный. Бикс смотрел на него без какого ни на есть выражения, лицо его мгновенно стало пустым и тупым, точно у статуи. А затем он повернулся и побежал к машине. Билли одиноко стоял в траве, ощущая, как в нем клубятся страсть и страх. Бикс успел убежать довольно далеко, Билли припустился следом, душа его жаждала всего, что еще может случиться. Подлетев к Дине и Ларри, оба ненадолго пустились в судорожный, ликующий пляс. Радио играло «Зажги мой огонь». Этот миг заполнил собою все. И казалось почему-то, что они одержали своего рода победу.
...
Сердце Билли словно вздувалось. Он был готов ко всему, к любым страданиям и утратам.

— Мы летали, — сказал он и удивился тонкости своего голоса. Он сознавал, что над ним висит небо — бледные звезды, красные огни самолета. Настоящее начинало съеживаться, усыхать. Посвистывающее, ветреное нигде ожидало скорого своего возвращения.

— Летали, мать его, — снова сказал Билли.
...
— Ну и ночка, — сказал Билли.

— Улет, — согласился Ларри. Билли почувствовал, что еще не готов к нигде.





loneliness remains
desert in the dark
I look into my heart
my deepest sin
my hardest desire

is to love you in the cold night
is to love you in the cooling dust
is to love you in the cold night
is to love you in the cooling dust

love me till the end of doom

@темы: и чтобы вечно любить я погиб час назад