.Q-q
лампочка не погаснет
"Созерцать неизбежность смерти следует ежедневно.

Каждый день, когда тело и ум пребывают в покое, нужно представлять себе, как тебя пронзают стрелами, убивают выстрелом из ружья, протыкают копьем или разрубают мечом.
Каждый день нужно воображать себе, как ты погибаешь в горящем здании, как тебя уносят огромные волны, поражает молния или присыпает обломками каменных стен во время землетрясения.
Каждый день нужно переживать падение с высокой скалы, смерть в результате болезни или самоубийство после смерти хозяина.
Каждый день без исключения нужно считать себя уже мертвым.

Не нужно быть все время настороже. Нужно считать, что ты уже мертв".


Сразу видно, что я вернулся к Хагакурэ - такой себе контрастный душ устроил, и это после 81-ой-то главы. Я еще не понял, нравится мне или не нравится то, что там происходит.
Зато внезапно очень трогает линия Сузуя/Хамбее, и привлекает весь этот налет смерти, становящийся все более плотным с каждой главой.

Завтра пойду и состригу половину волос - острая потребность в перезагрузке и неузнавании себя в зеркале.






Снова вспомнил внезапно, когда на неделе с утра пошел дождь, а я смотрел, как над желтыми полями из синих туч бьют белые молнии.

Вспомнил, как мы напоследок пошли в горы рядом с универом и решили свернуть с привычной тропы вглубь заповедника. Что примечательного было в этих горах, так это то, что там никогда никого не было,
всегда было тихо и туманно, и по дороге было не встретить никаких карт и ориентиров, и никто из нас не представлял, до чего там можно дойти, и вдруг из-за поворота вдруг появлялся одинокий мороженщик,
или имитация великой стены, или смотровая площадка с кряжистой лестницей до нее или, совсем внезапно, строящийся храм.
Такой же молчаливый и безлюдный, как и весь хребет Сяочжушаня.





Мы зашли скрыться от дождя в павильон Гуаньинь, где она стояла внутри - огромная, позолоченная, с тысячей (или сколько ей там отлили) рук, и это было действительно... странно?
Я с детства испытываю определенный трепет перед статуями, и самый особенный - перед храмовыми, но в буддистских храмах всегда полно народа, а с этой мы остались наедине, и снаружи хлестал дождь, который начался, стоило нам подняться к павильону, и который как будто специально загнал нас вовнутрь, потому что мы и не планировали заходить туда.

@темы: обними меня, Герман Гессе